Доли в офшоре

Привет, Хабр! Продолжаю публикацию своей книги о юридических аспектах IT-бизнеса. Сегодня — об офшорах. Доли в офшоре

Книга «Закон стартапа»:

Право по своей сути национально: оно относится к отдельным странам. Право даже соседних государств может очень сильно отличаться. Какие принципы здесь действуют?

  1. Публичное право (например, уголовный кодекс) действует на определенной территории. Обычно это территория государства – суша, подземные и воздушные объекты (включая военные корабли за границей), территориальные воды. Например, если граница проходит по реке, одно и то же действие возле одного берега может считаться преступлением, а возле другого – нет. Такой подход эффективен, поскольку уголовное право обычно «работает» с фактами совершенных преступлений, которые легко привязать к определенной территории. В некоторых ситуациях бывают сложности – например, компьютерные преступления не всегда одинаково урегулированы, и то, что в одной стране запрещено, в другой может быть легальным. Поэтому правоохранительным органам приходится выманивать хакеров на свою территорию, чтобы задержать и предъявить обвинения.
  2. С частным правом сложнее. Во-первых, право собственности и подобные вещные права регулируются правом страны, в которой находится имущество. Так, иностранец может продать недвижимость в России только по российским законам (с регистрацией сделки в Росреестре).
  3. Статус физического лица, его права и обязанности определяются в соответствии с личным законом. Личный закон зависит от гражданства или места жительства. Так, иностранный гражданин не должен служить в российской армии (применяется личный закон по принципу гражданства). При этом иностранный гражданин, постоянно проживающий в России, является налоговым резидентом. Это означает, что он должен платить налоги в России (действует принцип места жительства).
  4. Но как быть с юридическими лицами? К ним обычно применяется личный закон по принципу места регистрации. По сравнению с получением гражданства зарегистрировать юридическое лицо в чужой стране обычно проще. Так у предпринимателей появляется возможность выбора: можно зарегистрировать компанию в стране с подходящим корпоративным и налоговым законодательством.

Если предприниматели из разных стран заключают договор, они могут выбрать право, которое будет применяться к сделке, и суд, который будет разрешать возникающие споры. При этом и право, и суд могут относиться к третьей стране – например, Лондонский арбитраж (LCIA) и английское право могут применяться к сделке с участием предпринимателей из России и Казахстана.

Офшоры и оншоры

В последние десятилетия – с развитием Интернета, упрощением визового режима, удешевлением перелетов – путешествовать (как реально, так и виртуально) стало гораздо проще, равно как и вести бизнес, не привязанный к определенному физическому проживанию.

Предприниматель открыл производство низковольтного электрического оборудования с использованием следующей структуры: его товар производился в Китае, управляющая компания была зарегистрирована дистанционно в Гонконге, там же подавалась вся отчетность. Товар направлялся из Китая с помощью логистических брокеров на склад «Амазон.ком».

Оборудование продавалось через витрину «Низковольтные приборы». Интернет-гигант самостоятельно обрабатывал заказы, осуществлял доставку и возврат покупателям. Сам предприниматель (владелец бизнеса) и несколько его сотрудников жили в США. Доступ к интернет-магазину предприниматель осуществлял с планшета.

Однажды он купил такой же планшет сыну, а чтобы различать их, на своем планшете поменял название устройства в системе: со своего имени на «baba» («папа» – по-китайски). Однако автоматически поменялось и имя в аккаунте на «Амазоне» Интернет-магазин счел это подозрительным и заблокировал продажи до тех пор, пока предприниматель не подтвердит смену имени (которой фактически не было).

Добиться от техподдержки иного ответа предпринимателю не удалось.

Складские запасы, переводы, логистика, зарплата – все было заблокировано около месяца, пока предприниматель не смог достучаться до одного из топ-менеджеров. Только после этого проблему удалось разрешить.

Многие современные предприниматели воспринимают государство как услугу по аналогии с булочной: выбрать можно ту, которая дешевле и вкуснее, а не ту, которая ближе к дому. Этот феномен называется конкуренцией юрисдикций.«С услугами все просто. Ты выбираешь ту, которая лучше, удобнее, дешевле: можешь пойти в эту булочную, а можешь – в другую. И выбор – с точки зрения перетока капиталов, бизнесов, информации и людей – определяется простой экономикой. Решая, где открыть офис и вести бизнес, мы просто считаем издержки и выгоды разных юрисдикций: Москва, Атланта, Лондон, Прага и т. д. Понятно, что учитывается множество факторов, но в первую очередь – уровень сопротивления бизнес-среды». (Дмитрий Денисов, «Бизнес-журнал») Продолжая мысль автора: разумеется, самые вкусные булочки – в специализированной частной булочной, а не в той, которая крупнее и расходует ресурсы на булочки для аллергиков, социальные булочки (невкусно, зато бесплатно) и вооруженную охрану. Другими словами, социальные функции, содержание армии и прочие расходы делают крупные государства априори неэффективными на рынке юрисдикций. И наоборот, микрогосударства с небольшим населением уже давно осознали свои преимущества, оптимизировав налогообложение, регистрацию фирм и требования к отчетности. Причем некоторые из них зашли очень далеко в этой бизнес-оптимизации. В то время как традиционные торговые державы вроде Швейцарии, Нидерландов и Гонконга привлекали предпринимателей низкими налогами и отсутствием формальностей, получившие независимость (и резко обедневшие) экс-британские колонии стали соревноваться в бескомпромиссном привлечении капитала со всего света. Так появились офшоры – страны, не взимающие налогов с нерезидентов и гарантирующие владельцам компаний полную анонимность. Каймановы острова, Белиз, Британские Виргинские острова – про эти страны все слышали, но отнюдь не все владельцы офшоров смогут найти их на карте. Два описанных типа комфортных юрисдикций называют «оншорами» и «офшорами». К оншорам относят страны, не предоставляющие специальный режим нерезидентам. Как правило, в этих странах предпочитает работать легальный бизнес, не привязанный к локации. Например, если компания (предположим, интернет-магазин) работает по всему миру, логично, что головной офис будет открыт в стране с наиболее благоприятным режимом. Оншоры не используют для ухода от налогов или для укрытия теневых капиталов. Офшоры, в отличие от оншоров, предлагают нулевой налог на прибыль для нерезидентов, то есть для фирм, не ведущих фактической деятельности в офшоре. Предприниматель может накачивать офшорную фирму деньгами и при этом не платить никаких налогов на доход или прибыль. Впрочем, есть некоторые нюансы.Вася открыл ООО «Ромашка» в Москве и фирму «Vasilek, Ltd» на Кипре (с недавних пор Кипр перестал быть офшором). Затем он продал 100% долю «Ромашки» «Васильку». «Ромашка» стала на 100% принадлежать кипрской фирме. ООО «Ромашка» получила прибыль в размере 100 ₽. С них она должна заплатить налоги в России (например, по УСН – 15%). Затем, если «Ромашка» выплатит оставшуюся сумму в качестве дивидендов «Васильку», последний заплатит небольшой налог на дивиденды (около 10%). В итоге, от 100 ₽ останется около 76 ₽. В целом такая схема вполне законна, но не очень прибыльна. Если «Ромашка» ведет бизнес в России, ей выгоднее оставлять здесь деньги и никуда их не выводить.

Теперь представим, что Вася открыл офшор – фирму «Nezabudka, Ltd» – в Белизе.

Он заключает между «Ромашкой» и «Незабудкой» какой-нибудь договор: например, лицензионный договор об использовании товарного знака (товарный знак «Ромашка» принадлежит компании, находящейся в Белизе; ООО «Ромашка» использует его по возмездной лицензии).

Соответственно, всю прибыль «Ромашка» передает в Белиз в качестве оплаты товарного знака. В России она не платит налогов, поскольку у нее нет прибыли. В Белизе «Незабудка» тоже не платит налогов, поскольку она не резидент (не ведет деятельности в Белизе).

Нулевой налог на прибыль невозможно поддерживать, если компании в офшоре не обладают анонимностью. Ведь, как мы уже знаем, выводить дивиденды в офшор невыгодно (налог при этом может составить до 30%). Выгодно сделать вид, что компания в офшоре является независимой (у нее другие владельцы), и заключить с ней договор, по которому российская компания будет расходовать деньги (снижая таким образом свою прибыль), а офшор будет зарабатывать (ведь он не платит налог с прибыли). Например, российская фирма платит офшору за пользование товарным знаком: фирма тратит деньги (уменьшая прибыль и налоги), офшор получает доход (и ничего за это не платит). Деньги перетекают за рубеж на счет офшора. Однако в этом случае налоговая легко увидит, что данная сделка, по сути, является махинацией, совершаемой для ухода от налогообложения, ведь в ней участвуют две компании с одними и теми же собственниками, и цель здесь – не предоставление товарного знака, а уход от налогов. Поэтому компании в офшорах часто создаются анонимно, а директором и даже участником могут быть номинальные местные сотрудники – впрочем, в последнее время это уже не помогает против налогового и тем более уголовного преследования со стороны влиятельных стран. Доли в офшоре Использование офшоров для неподготовленного предпринимателя приносит больше проблем, чем реальной пользы.

  • Первая проблема: офшор в сделке – это маркер, который сразу отпугнет все организации с государственным участием, некоммерческие организации, а также вызовет серьезные вопросы у налоговой инспекции и банков.
  • Вторая проблема: офшор легко потерять: в силу проблем с островными властями или из-за козней номинальных владельцев.
  • Третья проблема: деньги, лежащие в офшоре, надо на что-то тратить, и при попытке перевести их в цивилизованную юрисдикцию снова возникает первая проблема.

Что касается оншора, то это вполне легальный инструмент в сделках. Он позволяет осуществлять более беспроблемную логистику, упростить валютный контроль, а также в ряде случаев сэкономить на налогах. К тому же многие оншоры, так же, как и офшоры, относятся к бывшим британским колониям (Мальта, Кипр, Гонконг), а значит, в них действует common law (английское право). Использование такого оншора позволяет в полной мере пользоваться инструментами общего права (например, заключать продвинутые shareholders’ agreements – соглашения между акционерами), а также рассматривать споры в британских судах, славящихся своей неподкупностью (а также неподъемными сроками и стоимостью процесса). В то же время иностранные компании (и офшоры, и оншоры) накладывают на предпринимателя ряд ограничений. Они закрывают доступ к программам государственных закупок, поддержки и субсидирования, кредитам в государственных банках и средствам государственных инвесторов. Преимущества сделок по общему праву также не безграничны: российский суд может отказаться исполнять решение иностранного арбитража. Одним словом, если вы колеблетесь, не зная, что делать, — открывайте компанию в России. Хороший бухгалтер поможет отнести на расходы максимум затрат, и налоги не покажутся таким уж тяжким бременем. А иностранной юрисдикцией займется ваш финансовый директор (когда он у вас появится). Доли в офшоре

Читайте также:  Может ли государство забрать долю квартиры ребенка-инвалида, если ребенок живет в доме инвалидов

Валютный контроль

За выводом денег из страны следят специальные уполномоченные организации. Контроль над финансовыми потоками называется валютным контролем. Его основная задача – перекрыть каналы безвозвратной утечки денег (в том числе в офшоры). Речь идет как раз о тех ситуациях, когда Вася по фейковому договору переводит деньги в Белиз (предыдущий пример).

С 2016 года валютный контроль в отношении предпринимателей осуществляют ФНС России и ФТС России, однако предприниматели редко сталкиваются с государственными органами в этой сфере.

Дело в том, что в российской системе валютного контроля банки отвечают за проверку операций своих клиентов и, формально не являясь агентами валютного контроля, на практике часто блокируют подозрительные транзакции.

В очень общих чертах требования валютного контроля следующие:

  • нельзя оплачивать валютой сделки между российскими предпринимателями;
  • переводить валюту за рубеж следует через специальный счет в банке (транзитный или текущий валютный счет);
  • нельзя оплачивать внешнеэкономические сделки и принимать плату по ним, не имея оснований (в частности, договора и закрывающих документов).

На последнем пункте остановимся подробнее. При совершении операций внутри страны банки крайне редко запрашивают подтверждение (разве что по очень крупным сделкам). Вы можете перевести деньги контрагенту без каких-либо оснований – требуется лишь отправить в банк поручение осуществить платеж (платежное поручение). Правда, документы все равно потребуются для представления в налоговую службу, но их отсутствие само по себе не является основанием для отказа со стороны банка. Во внешнеэкономических сделках порядок другой – разрешительный. Банк еще при открытии счета спросит, зачем он вам и чем вы планируете заниматься. А если на счет придет иностранный перевод без обоснования, банк может его отклонить. Основанием для одобрения платежа является договор с контрагентом. С 2014 года этот договор не обязательно представлять в оригинале или переводить на русский язык. Например, если ваша фирма создает мобильные приложения, то для обоснования поступлений от «Эппл» будет достаточно распечатанной оферты с их сайта. Если сумма сделки превышает $50 тыс., банк потребует уже оригинал договора с иностранным контрагентом и специальный документ – паспорт сделки (по сути, описание требуемых валютных переводов). Паспорт сделки связан с другими внешнеэкономическими документами (таможенными декларациями, инвойсами), которые в совокупности подтверждают вашу налоговую благонадежность. Обратите внимание: штрафы за нарушение некоторых правил валютного контроля (в том числе репатриации валюты) устанавливаются в размере, кратном сумме сделки.Российская фирма продала офшорной компании несколько тонн своей продукции, которая была вывезена из страны, но деньги на счет так и не поступили. Орган валютного контроля (ФТС) оштрафовал фирму за нарушение правил репатриации на 100% суммы сделки. Логика фирмы: «Нас оштрафовали несправедливо, ведь мы и так понесли убытки (контрагент отказался платить), а теперь еще таможня взыскала с нас столько же! Почему мы должны отвечать за то, что контрагент не исполнил договор, как обещал?»

Логика таможни: «Наверняка эта фирма на самом деле передала товар своему же офшору, чтобы продать его за рубежом и не платить налоги в России. Иначе почему они не взяли аванс, зачем вообще заключили договор с какой-то помойкой? Почему фирма не обратилась в суд и правоохранительные органы? Даже если она не связана с офшором, то сама виновата в правонарушении!

Впрочем, надо понимать: такой подход государственных органов – не то же самое, что «ходила в короткой юбке, значит, сама виновата». В большинстве случаев нарушители действительно понимают, что делают.

Беда в том, что когда под раздачу попадают невиновные, шума поднимается столько, что он заглушает остальной информационный фон по теме.

Для тех, кто не хочет ждать публикации остальных глав на Хабре — ссылка на PDF полной книги есть в моем профиле.

Как работают офшоры в 2020 году — Дело Модульбанка

Юрисдикция — это территория, на которой действуют законы одной страны. Это не только фактическая территория государства, но и любые другие территории, на которых признают эти законы

Обычно офшорами называют юрисдикции, в которых действуют особые условия для иностранного бизнеса: невысокие или нулевые налоги, нет отчетности, можно проводить любые сделки. Схемы с офшорами были распространены десять лет назад, когда не было никакого контроля со стороны государств.

Российская компания открыла офшорную компанию на Кипре, выплачивала ей дивиденды и проценты по займам, которые оформила у нее.

По соглашению об избежании двойного налогообложения налог на дивиденды был 5% вместо 15% в России, на проценты по займам — 0%. Так компания легально выводила деньги за пределы страны.

При этом в России она оформляла выплаты процентов как расходы и тем самым уменьшала налоговую базу и платила меньше налогов.

Сегодня подобные схемы уже не работают.

Всё изменилось пять лет назад, когда налоговая смогла доказать в суде в деле компании «Северсталь», что льготные ставки не могут применяться просто так — формального права на это недостаточно.

Так возникла концепция фактического получателя дохода: чтобы пользоваться льготами по соглашению об избежании двойного налогообложения, нужно экономически обосновать право на это.

Список офшорных территорий — на сайте налоговой

Компания выводит деньги на Кипр и дальше переводит их в офшорную фирму с номинальными акционерами и директором на Британские Виргинские острова. Налог на дивиденды у кипрской компании — 5%, а если деньги сразу переводить на Виргинские острова, будет 15%. Но фактическим получателем дохода является компания на Виргинских островах, а значит, ставка налога должна быть 15%.

Концепция фактического получателя дохода позволила налоговой оспаривать применение льготной ставки, а компании, которые пользовались этой схемой, были вынуждены доплатить недостающие налоги, пени и штрафы.

Компания «Акрон» вывела 1,7 млрд рублей через офшоры

Российская компания «Акрон» — крупнейший в мире производитель минеральных удобрений — подала судебный иск против налоговой.

Во время выездной проверки за 2015—2016 годы налоговая посчитала, что компания злоупотребляет льготами и должна доплатить налогов на 1,7 млрд рублей. Акрон попытался оспорить решение налоговой, но в июне 2020 года суд иск отклонил. По мнению суда компания незаконно выводила деньги. Вот что известно по этому делу:

В 2015—2016 годах Акрон выплатил дивидендов на сумму в 11,8 млрд рублей компаниям на Кипре и в Люксембурге. По соглашению об избежании двойного налогообложения Акрон посчитал налог по ставке 5% вместо 15%. После этого компании в Люксембурге приобрели акции Акрона у компаний на Кипре с отсрочкой платежа в девять лет.

Суд выяснил, что учредители кипрских компаний были номинальными, а люксембургские компании оформили одним днем незадолго до выплаты дивидендов. Фактическими же руководителями были фирмы, которые контролирует Акрон.

Также суд отметил, что часть дивидендов кипрских компаний были перечислены на Британские Виргинские острова. Их потратили на произведения искусства.

Судебное дело

За перемещением денег между странами стали следить

Конвенция против уклонения от налогов — на Консультанте

Против использования офшоров с целью уйти от налогов или вывести капитал выступает не только российская налоговая, но и власти разных стран. Так, в 2016 году представители 71 страны подписали многостороннюю конвенцию против вывода прибыли из-под налогообложения:

Доли в офшоре

Для России конвенция действует с октября 2019 года, а с января 2020 года применяется к соглашениям об избежании двойного налогообложения со странами, которые юридически закрепили конвенцию в своих законах

Эта конвенция борется со злоупотреблением соглашениями о двойном налогообложении. Цель конвенции — пресечь ситуации, когда компании перемещают деньги между странами, чтобы полностью или частично уйти от налогов.

Это не формальное соглашение, а рабочий документ, в котором описали, как конкретно будут с этим бороться. Например, теперь международные холдинги не могут преследовать в качестве основной цели получение налоговой выгоды. С этой формулировкой налоговые органы получили право оспаривать любые сделки и лишать компании льготных ставок, если заметят попытки заплатить меньше налогов.

Также по конвенции у иностранных компаний должно быть экономическое и фактическое присутствие: офис, сотрудники, операционные расходы. При этом всё должно соответствовать масштабам деятельности. Налоговая и банки заметят, если у холдинга с оборотом в 40 миллионов долларов офис в пятнадцать метров, один секретарь на полставки, а директора никто не видел.

Офшорные компании к этому оказались не готовы, поэтому российский бизнес вынужден отказаться от них.

Компания «КСА дойтаг дриллинг» смогла доказать законность выплат в офшоры

Компания «КСА дойтаг дриллинг», которая занимается бурением нефтегазовых скважин, проходила проверку налоговой по Сахалинской области. Налоговая заметила, что в 2014 году КСА дойтаг дриллинг перечислила кипрской компании KCA Deutag Holdings Ltd почти всю прибыль, при этом заплатила налог на дивиденды по льготной ставке 5%.

Налоговая решила, что компания на Кипре техническая, создана для вывода денег и ухода от налогов. Фактическим получателем дохода была компания KCA European Holdings Ltd в Великобритании, а по соглашению об избежании двойного налогообложения с Великобританией ставка налога должна быть не 5%, а 10%. Поэтому налоговая потребовала доплатить 40 млн рублей.

КСА дойтаг дриллинг обратилась в суд и выиграла дело. Компания смогла доказать, что кипрская фирма настоящая, много лет ведет предпринимательскую деятельность, владеет разными активами. А перевод на счет в Великобритании был вынужденным из-за финансового кризиса на Кипре — тогда повсеместно замораживали банковские счета.

Суды редко встают на сторону бизнеса в вопросах офшоров, и это дело в конце 2019 года стало первым за несколько лет, когда суд не поддержал налоговую.

Судебное дело

Банки отказываются от работы с офшорами

В последние годы изменилось отношение банков к работе с офшорными компаниями и территориями.

Если раньше они пропускали любые платежи, то сейчас появились определенные критерии безопасности. Например, чтобы предпринимателю открыть счет в иностранном банке, нужно объяснить, откуда капитал. Банки проверят происхождение денег и реальный ли у человека бизнес.

Часто бывает, что деньги легальные, но возникли из ниоткуда: у предпринимателя не было активов, а вдруг многомиллионный счет. Банк имеет право спросить, как человек вышел на уровень, когда может совершать многомиллионные сделки.

Чтобы предпринимателю открыть счет в иностранном банке, нужно объяснить, откуда капитал

Европейские и американские банки избегают работать с техническими офшорными компаниями, чтобы не стать соучастниками ухода от налогов. Российские банки также опасаются проблем с Центробанком, ведь за нарушения могут отозвать лицензию или оштрафовать, и вносят в черный список операции с известными офшорными территориями.

Еще у российских банков есть полномочия детально разбираться с каждой международной сделкой: предприниматели должны объяснять, зачем они ее совершают и почему эта сделка разумна. Не получится сказать, что просто так решил, — нужно дать банку экономическое обоснование. Если банк его не получит или засомневается, что сделка необходима, он не пропустит операцию.

Помогают купить гражданство и вывести капитал

Если раньше любой предприниматель мог открыть офшорную компанию, работать через нее по всему миру, переводить куда угодно деньги, то сейчас так не получится. По опыту, такого формата офшоров больше нет, и в ближайшие десятилетия он снова не заработает.

Читайте также:  Надо ли платить по кредитам, если банк обанкротился

Но понятие офшоров шире, чем обычно думают: это не просто страны с льготными налоговыми условиями — это территории, которые можно использовать для своих налоговых, финансовых и личных целей. В 2020 году интерес сместился с налогов на личные и финансовые вопросы:

  • покупку паспортов. Офшоры — это не только компании, но еще и паспорта, а сегодня покупка гражданства интересует больше, чем бизнес. За 200 000 долларов можно купить паспорт гражданина другой страны с минимальными проверками. Это делают через приобретение недвижимости или специальные дотации в бюджет другой страны. Для российского бизнеса это гарантия безопасности, налоговые преимущества, возможность безвизового въезда сразу во многие страны. Покупкой паспортов стали особенно интересоваться во время пандемии коронавируса;
  • торговую деятельность. Российская компания открывает английское партнерство, закупает для него товар, а потом по чуть завышенной цене продает самой себе в Россию. В России этот товар компания продает и уменьшает налоговую базу на размер расходов. Получается, компания экономит на налогах и переводит капитал в другую страну;
  • зарубежные фонды. Многие обеспеченные люди хотят избежать конфликтного раздела капитала между наследниками, например, если есть дети от разных браков. Для этого они выводят деньги в частные фонды в других странах. Эти фонды не зависят от законов России или других стран, а деньги, которые человек вложил, перестают быть его личными активами, а становятся частью фонда. При этом за человеком закрепляется фактическое право пользоваться ими. Получается, наследники или кредиторы не смогут забрать эти деньги, к примеру, по решению суда, потому что собственности у учредителя фонда нет, а во многих странах суды не поддерживают взыскание активов из фондов.

Все эти схемы ориентированы на личную безопасность и сохранность капитала: если у предпринимателя возникнут проблемы в России, он сможет переехать в другую страну как ее гражданин и сохранить заработанные деньги.

Обеспечивают личную безопасность

Сегодня иностранные юрисдикции используют больше как гарант собственной безопасности и безопасности капитала, чем способ уйти от налогов.

Всё это нужно предпринимателям с капиталом в три—четыре миллиона долларов и больше. Они обращаются в агентства, которые помогают разобраться с этим: предлагают легальные способы обеспечить безопасность денег и личную безопасность, помогают снизить налоги, находят удобные для этого страны.

Если раньше список офшорных зон состоял из десятка стран, то сейчас он не работает. Нужно смотреть на страны, которые лояльны к российскому капиталу, уважают частную собственность и смогут обеспечить безопасность капитала. Это Великобритания, Швейцария и Люксембург.

Считается, что бизнес в России чаще преследуется со стороны властей, а российские банки — не самое надежное место для хранения капитала, потому что на них сильнее влияет государство, чем на банки в Европе или Азии. В России банки вынуждены согласовывать многие сделки с Росфинмониторингом, в Европе банки могут принимать решения сами и зачастую готовы помогать клиенту с хорошим капиталом.

По опыту, в европейских странах важна защита прав собственности, когда как в России всё еще происходят рейдерские захваты или бизнес подвергается необоснованным преследованиям со стороны правоохранительных органов.

Доли в офшоре

Читать в Деле

Всего от 2500р в месяц, встроенный эквайринг с комиссией от 1,35%

Узнать

Как заводят деньги в офшор и как выводят, насколько это законно с точки зрения НК РФ? | GSL

Вопрос в такой формулировке периодически задается в поисковиках. Суть вопроса понятна, хотя он не совсем корректен. Давайте разберемся с понятием офшора, «законностью», а потом прокомментируем налоговые последствия таких операций.

Доли в офшоре
Деньги в оффшоре

  • для снижения общей налоговой нагрузки по своим операциям за счет их перевода (иногда номинального) в такую юрисдикцию и/или отнесения, потенциально, необоснованно большой части общей прибыли к таким операциям, а также,
  • возможно, для сокрытия информации о своих активах.

Следует отметить, что как первая, так и вторая возможности были существенно ограничены и продолжают ограничиваться в рамках международных усилий по борьбе с уклонением от уплаты налогов и за прозрачность в трансграничных операциях.

Можно, в частности, отметить следующие масштабные международные инициативы и их последствия:

В 1998 году ОЭСР дала определение низконалоговым юрисдикциям или так называемым налоговым гаваням (tax havens). Таковыми признавались юрисдикции, сочетающие четыре основные признака:

  • отсутствие или номинальный налог на доход,
  • отсутствие эффективного обмена информацией,
  • отсутствие прозрачности,
  • отсутствие требования о ведении существенной деятельности.

В 2000 году на основании этих критериев были идентифицированы около 40 стран для включения в список «несотрудничающих налоговых гаваней» (uncooperative tax havens). Для исключения из списка юрисдикциям было предложено взять на себя обязательства по внедрению мер прозрачности и обмена информацией в налоговых целях с другими странами.

В результате, такие государства:

  • постепенно подписывают двусторонние соглашения об обмене налоговой информацией (Tax Information Exchange Agreement — TIEA) и
  • присоединяются к автоматическому обмену информацией (AEOI) на основании стандарта по автоматическому обмену информацией о финансовых счетах (CRS).

Расширяется практика создания реестров бенефициарных собственников и предоставления свободного доступа к таким реестрам.

Так, страны-члены ЕС обязались сделать реестры бенефициарных собственников публичными в рамках пятой антиотмывочной директивы ЕС.

Великобритания сделала свой реестр бенефициарных собственников публичным еще в 2016 году и обязала свои заморские территории последовать этому примеру.

Так, например, БВО и Кайманы ввели такие реестры и, ожидается, что сделают их публичными в 2023 году, как и Джерси, Гернси, о. Мэн.

С одной стороны, страны, чьи налогоплательщики могут использовать низконалоговые юрисдикции, совершенствуют меры, призванные не допустить вывода прибыли из-под своего налогообложения.

Такие меры включают совершенствование правил трансфертного ценообразования, правил контролируемых иностранных компаний (КИК), корпоративного налогового резидентства, недопущение злоупотребления соглашениями об избежании двойного налогообложения и другие.

С другой стороны, под давлением развитых экономик мира и объединений стран (в частности, ЕС) и угрозой внесения в различные «черные» списки, безналоговые/низконалоговые юрисдикции вводят требования к компаниям об обеспечении их существенного экономического присутствия в стране инкорпорации.

Такие правила разнятся в зависимости от вида деятельности компании и, как правило, в частности, включают:

  • требование о ведении деятельности самой компанией в стране инкорпорации. Может разрешаться аутсорсинг при условии соответствующего управления и контроля;
  • требование о необходимом количестве сотрудников соответствующей квалификации, наличия офиса, и несения компанией адекватных операционных расходов для осуществления такой деятельности;
  • в определенных случаях, компания, не ведущая деятельность в стране инкорпорации, должна подтверждать свое налоговое резидентство в другой стране или наличие налогового постоянного представительства за рубежом;
  • механизм, обеспечивающий соблюдение установленных требований (вплоть до вычеркивания компании из реестра).

Таким образом, в настоящее время «офшор» часто уже совсем не тот, что, скажем, лет 10 назад.

В целом, российские граждане имеют право владеть зарубежными компаниями и осуществлять с ними операции. Каких-то исключений в отношении юрисдикций с низкими налоговыми ставками нет. Однако существуют ограничения для граждан, занимающих определенные должности.

Сама иностранная компания не подпадает под действие российского валютного законодательства за исключением случаев ведения деятельности в России.

Российские граждане должны соблюдать валютное законодательство, в том числе, при операциях со своими зарубежными компаниями. Они имеют право вносить со своих счетов в российских банках средства в уставный капитал иностранных компаний или предоставлять им займы; в отношении займов должны соблюдаться правила о репатриации валютной выручки.

Существуют ограничения на операции с использованием зарубежных счетов российских граждан.

Например, существуют ограничения на получение дивидендов от иностранной компании не на российский банковский счет, а на зарубежный счет, если это счет в банке не из государства – члена ЕАЭС или страны, осуществляющей автоматический обмен информацией с Россией.

Если структуры создаются или операции осуществляются, как внутри страны, так и с использованием иностранных компаний, с целью уклонения от уплаты налогов, то могут возникнуть административные и уголовные последствия. В этом отношении могут использоваться различные нормы законодательства. В частности:

  • В налоговых спорах применяется статья 169 ГК РФ (Недействительность сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка или нравственности), статья 170 ГК РФ (Недействительность мнимой и притворной сделок);
  • Существуют примеры попыток использовать статью 193.1. УК РФ (Совершение валютных операций по переводу денежных средств в иностранной валюте или валюте РФ на счета нерезидентов с использованием подложных документов) к операциям с зарубежными структурами, когда, собственно подложных документов не было, как в соответствии с публикациями в деле «Вятского кваса»;
  • В НК РФ есть статья 54.1, направленная на недопущение недоплаты налогов в результате искажения сведений о фактах хозяйственной деятельности.

Еще раз отметим, что такие нормы могут быть применены как в отношении операций внутри страны, так и в отношении зарубежных операций и структур. Структуры и операции с компаниями в низконалоговых юрисдикциях могут использоваться без нарушения буквы и духа российского законодательства.

Основные черты структур, не направленных на противоправное уклонение от налогов, включают:

  • Основная цель. Существование структуры/операций обусловлено коммерческими, а не налоговыми целями, хотя налоговые факторы могут учитываться при планировании структуры/сделки.
  • Соразмерность прибыли выполняемым функциям. В зарубежной компании генерируется прибыль, соразмерная функциям, выполняемым ею, количеству и квалификации ее персонала, активам, принимаемым рискам.

Примеры ситуаций, когда использование зарубежной компании, в том числе, использующей льготный налоговый режим, может быть обоснованным, в частности, включают:

  • Холдинговая компания для размещения акций на иностранной бирже;
  • Компания для выпуска еврооблигаций;
  • Компания, перепродающая электронные услуги с обоснованной маржой, созданная для облегчения процесса приема платежей от зарубежных клиентов;
  • Торговая компания, активно продвигающая товары в соответствующем регионе за рубежом;
  • Торговые компании, не торгующие с Россией, с реальным управлением и соответствующими специалистами в стране инкорпорации;
  • IT компания, (частично) осуществляющая разработки за рубежом
  • Компании для персональных инвестиций в определенные зарубежные ликвидные ценные бумаги. Это может быть удобнее с точки зрения совершения расчетов. Валюта активов может совпадать с валютой отчетности компании, что позволяет не уплачивать налог в связи с падением курса рубля к соответствующей валюте. Управление инвестициями профессиональными компаниями без активного участия инвестора снижает российские налоговые риски.

При использовании иностранных компаний, особенно из юрисдикций с низким налогообложением, у российских налоговых резидентов могут возникать российские налоговые обязательства и риски. В частности, следует обратить внимание на следующие вопросы:

  1. Правила контролируемых иностранных компаний (КИК). Российский налоговый резидент обязан уведомлять налоговые органы об участии в иностранных компаниях при доле участия свыше 10%, о наличии КИК (в случае возникновения контроля над иностранной компанией), предоставлять информацию о прибыли КИК, уплачивать налог с нераспределенной прибыли КИК. В этом отношении существует ряд исключений.
  2. Трансфертное ценообразование. Коммерческие сделки российского налогоплательщика с зарубежной компанией, в целом, должны осуществляться по рыночным ценам и с соблюдением правил трансфертного ценообразования, установленных НК РФ.
  3. Использование соглашений об избежании двойного налогообложения (СИДН). Если иностранная компания получает доходы из источников в РФ, в частности, дивиденды, проценты, роялти, некоторые другие доходы, то возникает российский налог у источника выплаты. Применение льготных ставок такого налога в соответствии с СИДН может быть недоступно в связи с особенностями зарубежной структуры. Кроме того, Россия активно пересматривает свои СИДН со странами, компании в которых использовались, главным образом, для применения льгот по СИДН.
  4. Корпоративное налоговое резидентство и (налоговое) постоянное представительство (ПП). У иностранной компании могут возникать российские налоговые последствия, если:
  • компания управляется из РФ. В этом случае компания может быть признана российским налоговым резидентом и должна уплачивать налог на прибыль аналогично российским компаниям. Возникают последствия и по другим налогам.
  • компания осуществляет (часть) своей коммерческой деятельности в РФ. В таком случае у компании возникает российское ПП, и прибыль, генерируемая через такое ПП, должна облагаться налогом в России.
Читайте также:  Получение материнского капитала

Такая ситуация, в частности, возникает, когда в России находятся сотрудники, фактически работающие на иностранную компанию или управляющие ею.

Подводя итог, отметим, что зарубежные иностранные компании, в том числе в низконалоговых юрисдикциях, можно использовать в ситуации, когда это обусловлено коммерческими причинами. При этом необходимо грамотное планирование бизнеса с соблюдением требований российского налогового, валютного и другого применимого законодательства.

Поделиться в социальных сетях:

Оффшоры 2021

Обновление перечня ожидается в марте 2021 года

Список офшорных юрисдикций ФСН

1.  Ангилья; 2.  Княжество Андорра; 3.  Антигуа и Барбуда; 4.  Аруба; 5.  Содружество Багамы; 6.  Королевство Бахрейн; 7.  Белиз; 8.  Бермуды; 9.  Бруней-Даруссалам; 10.  Республика Вануату; 11.  Британские Виргинские острова; 12.  Гибралтар; 13.  Гренада; 14.  Содружество Доминики; 15.

  Китайская Народная Республика: — Специальный административный район Гонконг (Сянган); — Специальный административный район Макао (Аомынь); 16.  Союз Коморы: — остров Анжуан; 17.  Республика Либерия; 18.  Княжество Лихтенштейн; 19.  Республика Маврикий; 20.  Малайзия: — остров Лабуан; 21.

  Мальдивская Республика; 22.  Республика Маршалловы Острова; 23.  Княжество Монако; 24.  Монтсеррат; 25.  Республика Науру; 26.  Республика Ниуэ; 27.  Объединенные Арабские Эмираты; 28.  Острова Кайман; 29.  Острова Кука; 30.  Острова Теркс и Кайкос; 31.  Республика Палау; 32.  Республика Панама; 33.

  Республика Самоа; 34.  Республика Сан-Марино; 35.  Сент-Винсент и Гренадины; 36.  Сент-Китс и Невис; 37.  Сент-Люсия; 38.  Отдельные административные единицы Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии: — Остров Мэн; — Нормандские острова (острова Гернси, Джерси, Сарк, Олдерни); 39.

  Кюрасао и Сен-Мартен (нидерландская часть);

40.  Республика Сейшельские Острова.

Офшоры — это государства или территории, привлекающие иностранный капитал льготным налогообложением, а также выгодами надзорного, организационного и административного характера, среди которых важное место занимает конфиденциальность деятельности бенефициаров (настоящих владельцев компаний и счетов).

Простыми словами, оффшор, в его традиционном понимании, это маленькая далекая страна, где к деятельности компании не придерутся, количество денег на счетах и имена истинных хозяев не раскроют, и где, к тому же, не надо платить налоги, а достаточно раз в год сделать небольшой фиксированный взнос.

В действительности, оффшорные юрисдикции сейчас уже не совсем такие, какими были 10 лет назад. Налоговые власти многих стран, а также межгосударственные организации (ОЭСР и ФАТФ) развернули борьбу за соблюдение международных стандартов обмена финансовой информацией, угрожая нарушителям запретом инвестиций и реинвестиций.

О полной анонимности речи теперь почти не идет, в сложных случаях сведения можно затребовать через интерпол, правда, ответа, возможно, придется ждать год.

Однако налоговые преимущества, как и другие преференции и особые возможности для бизнеса, остались, поэтому «низконалоговые юрисдикции», как еще называют эти территориальные образования, по-прежнему остаются востребованными предпринимателями и физлицами самого разного ранга.

Выгоды использования

Среди преимуществ, кроме низких или полного отсутствия налогов: упрощенная система регистрации юрлиц, высокий уровень конфиденциальности, упрощенная система администрирования — отсутствие требований к финансовой отчетности и проверок деятельности, лояльное отношение со стороны государственных ведомств к институту номинальных управляющих (трасти) и акционеров, невысокие затраты на поддержание деятельности — от 300 (и даже ниже) долларов в год…Некоторыми из преимуществ могут пользоваться и физические лица, — например, открывать счета в оффшорных банках и управлять ими на удаленной основе.

Правда, часть из этих «преимуществ» рассматривается другими государствами как незаконные. Например, оффшорное законодательство может не считать уклонение от уплаты налогов в других странах преступлением.

Какие страны относятся

Сейчас в нашей стране официальным списком таких юрисдикций можно считать «Перечень государств (территорий), не обеспечивающих обмен информацией для целей налогообложения с РФ», утвержденный Минфином и ФНС. Неофициально его еще называют «Черным списком оффшоров».

Какие бывают (виды и категории)

Поскольку само понятие «оффшор» не является правовой дефиницией, и однозначного определения для него не существует, то и разделение низконалоговых юрисдикций на группы тоже условно.

Выделяют группы по системе налогообложения, по уровню обеспечения анонимности и конфиденциальности, по требованиям к представлению отчетности и степени вмешательства в деятельность бизнеса (или, что почти тоже самое, по лояльности к бизнесу регистрантов), по соответствию законодательства международным стандартам и уровню финансового контроля…

По величине сборов и налогообложению, в частности, выделяют зоны с нулевым налогообложением; с его низким уровнем; с освобождением от налогов отдельных видов деятельности; с освобождением от налогов компаний, не ведущих деятельности по месту регистрации…

Также часто выделяют группы «Классических» оффшоров (нулевые налоги, высокая анонимность — это Багамы, Барбадос, Антигуа и Барбуда, Бахрейн, Белиз, Гренада, Каймановы острова…

); «Престижных» (к которым относят Кипр, Мальту, Нидерланды, Люксембург, Швейцарию; так называемых «Оншоров» (государств, где регистрация компаний с льготным режимом налогообложения невозможна, но некоторые преимущества и удобства для бизнеса имеются).

Похожего подхода к классификации придерживался Банк России (список из приложения к указанию ЦБ России № 1317-У «О порядке установления уполномоченными банками корреспондентских отношений с банками-нерезидентами, зарегистрированными в государствах и на территориях, предоставляющих льготный налоговый режим и (или) не предусматривающих раскрытие и предоставление информации при проведении финансовых операций (офшорных зонах).Там выделялись:- государства с законами, отвечающими международным стандартам, и высоким уровнем финансового контроля — острова Гернси, Джерси, Сарк и Мэн, Ирландия, Мальта, Гонконг, Швейцария, Сингапур…- классические оффшоры;

— и группа стран: Андорра, Анжуан, Аруба, Вануату, Либерия, Лихтенштейн, Маршалловы острова, Науру.

Какие лучше?

Возможности, предоставляемые такими территориями во многом схожи, но когда встает вопрос выбора низконалоговой юрисдикции для регистрации компании или открытия счета, то изучаются отличительные черты конкретной юрисдикции. Например, особенности правовой базы государства — нужны ли лицензии, разрешения на нужные операций.

Лучший в данном случае — это максимально полно удовлетворяющий запросам. Например, оффшоры с закрытыми реестрами и статусом налогового нерезидента для владельца наилучшим образом походят для обеспечения конфиденциальности (среди таких государств Белиз, Панама, Сейшельские острова…).

Низконалоговые оншоры с резидентным статусом выбирают для налоговой оптимизации (это могут быть Англия, Гонконг, Кипр, Швейцария…)

Лучшие для россиян

По подсчетам иностранных экспертов, самые востребованные юрисдикции у предпочитающих хранить свои деньги за рубежом россиян — это, в порядке популярности, Кипр, Нидерланды и островные территории Великобритании.

По оценкам  аналитиков, выведенные туда суммы достаточно велики.

Так, на весну 2018 года только на счетах в Британских офшорах, — Британских Виргинских и Каймановых островах, — находилось около 50 миллиардов долларов (на Виргинских островах в несколько раз больше, чем на Каймановых).

Для каких целей используются

— Для налогового планирования, «оптимизации налогов».- Чтобы не афишировать имена настоящих собственников предприятий (бенефициаров) или физлиц-владельцев банковских денежных счетов.

Для большей конфиденциальности деятельности компаний или операций по банковским счетам (во многих таких зонах действует закрытый реестр акционеров и директоров, сведения о них могут быть предоставлены только по решению местного суда).

— Для защиты активов, в частности от рейдерских захватов.- Для повышения эффективности бизнес-процессов — упрощения, легкости и быстроты управления.

— Для упрощения деятельности компаний, связанных с ограничениями, накладываемыми законодательствами стран происхождения бизнеса, например, процедурами валютного контроля; или общей «забюрократизованностью» государственной системы управления…

Все эти действия могут быть абсолютно легального характера, и, вероятно, в большинстве случаев так и есть. Многие крупные международные компании располагают свои штаб-квартиры именно в подобных юрисдикциях.

Вывод, ликвидация..

Однако нередко предоставляемые оффшорами возможности используются противоправным образом.

Так, «оптимизация налогов» фактически может являться выводом в оффшор денег, или даже «уводом».

Разработаны фактически незаконные схемы, которые трудно отследить, с операциями по импорту товаров и продукции; довольно часто можно встретить предложение сомнительных услуг по ликвидации через оффшор фирм, в частности, ООО. Традиционно некоторые из этих юрисдикций использовались для сокрытия капиталов, полученных нелегальным путем.

Деофшоризация

Международные усилия по борьбе с отмыванием денег и терроризмом последние годы только увеличивают свой размах. Особенно активной борьба с оффшорами стала в последнее десятилетие, после глобального финансового кризиса.

Свои списки «черных», «серых» и «белых» оффшорных зон составляли Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и Организация по борьбе с финансированием терроризма и отмыванием криминальных денег (ФАТФ), а страны G20 грозили не соблюдающим международные нормы запретом на финансовые и инвестиционные операции.

Все это не могло не сказаться на офшорном бизнесе — он претерпел большие изменения. Деятельность зарегистрированных в таких зонах компаний стала прозрачней, и в откровенно преступных целях эти юрисдикции использовать теперь вряд ли возможно.

В России целенаправленная борьба за деофшоризацию экономики началась в  конце 2012 года после выступления президента Владимира Путина, призвавшего начать процесс перевода отечественных компаний в российскую юрисдикцию.

В этих целях были разработаны или изменены ряд законов, среди которых «О контролируемых иностранных компаниях (КИК)», «О противодействии легализации доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма».

Важным законодательным документом в этой борьбе является уже упоминавшийся так называемый «черный список оффшоров», ежегодно обновляемый Минфином и ФНС.

Ссылка на основную публикацию